История Людмилы

Автор: Редакция     Дата: 2015-10-07     Категория: книга памяти



2 мая на Куликовом поле я была не случайно. До трагедии как я, так и сторонники, мы собирались к 18.00 и обсуждали события, которые происходили в стране и в нашем городе. Мы были не согласны во всем! Это касалось как политики, так и экономики в пропаганде власт ей со дня «незалежности». Вроде бы ряды наши пополнялись. Столько людей приходило! Какая-то надежда появилась на лучшее.

В день трагедии нас было очень мало на поле. Шли слухи, что придут «правосеки». Мне лично не верилось, но мы стали баррикадироваться. Кто-то командовал, чтобы ближе к входу строить баррикады. Материалом были доски и битый асфальт. Потом чей-то крик: «В здание!» В одно мгновение я увидела рядом осатанелую толпу, выкрикивающую что-то по-звериному. Успела забежать вовнутрь. Второй этаж, длинный коридор, лестница. Началось то, чего и в мыслях не было.

Очередь взрывов, стрельба, рев фашиствующих нелюдей. Бутылки с зажигательной смесью летели одна за одной, бросали камни. Пожар возникал то в одном месте, то в другом. Женщина стоит с крестом. Несколько человек пытаются протянуть пожарный шланг. Воды нет, света тоже нет. Тушим, как можем. От сильного грохота дрожит здание. Дым расползается все больше и больше.



Потом прогремел мощный (какой-то особенный) взрыв и пошла пелена. Дышать становится невозможно. Мы открывали все двери, чтобы пройти к окнам. Неожиданно стало темно... какие-то небольшие комнаты. Слышу истерику девушки. Наконец-то я возле окна, но дышать тяжело, оттуда идет гарь. Взрывы поутихли... Парень на парапете стоит и кричит: «Что ж вы делаете? Здесь женщины!»

Полетел коктейль Молотова. Слава Богу, на окно. Пыталась пройти назад - может, кого-то увижу. Глаза слезятся, не дышится. Еще виден свет фонаря, но и он потух. Вдруг наступила тишина и в голове промелькнуло: «Все погибли»… Много людей стоит на поле. Почему они стоят?

Моим спасением была металлоконструкция, которая служила нам сценой.



Милиция, или кто они были, в полном камуфляже бездействовала! Они переминались то влево, то вправо в полном безразличии. «Сортируют людей»… Ублюдок орал так матерно: «1-я рота уходим!»

И уже на верхнем этаже я увидела в окне лежащее тело.



Как же дальше жить?

Ах, Одесса – Жемчужина у моря!
Ты давно не знала столько горя.
Снова ты главу печально клонишь.
Снова ты сынов своих хоронишь.

Их убив, клеймят «Сепаратисты!»
Все не так! Одесса, убедись ты!
Приглядись в их неживые лица,
За тебя Одесса вышли биться!

Их сожгли жестокие варяги
Ты варяжьи допустила флаги,
Ты пришельцев допустить посмела.
Рвут они твое живое тело.

Жгут тебя, как жгли недавно Киев.
Гнут твою несогнутую спину.
Дикари, пришедшие из леса,
Им не жаль детей твоих Одесса!

Им твоя история – бумага.
Им плевать, хоть будь совсем ты нага.
Ты им – все. Они тебе - лишь горе.
Как же дальше будешь жить, Жемчужина у моря?



Комментарии

Нет результатов.