Годовщина бомбардировки Дрездена

Автор: Редакция     Дата: 2016-02-14     Категория: история



В феврале 1945 года с военно-стратегической точки зрения положение Третьего Рейха было уже безнадёжным. Однако, война продолжалась и Вермахт демонстрировал упорное и организованное сопротивление.

На Западном фронте союзники вели тяжёлые позиционные бои за линию Зигфрида. Рейн оставался последним рубежом, отделявшим англо-американские войска от промышленных районов Германии, в частности, Рура. Их захват автоматически означал конец войны.

Если против союзников по антигитлеровской коалиции Вермахту удавалось до поры до времени удерживать устойчивый и стабильный фронт, то на Востоке ситуация развивалась по самому худшему для нацистов сценарию. Вскрытию советских плацдармов на Висле в январе 1945 года воспрепятствовать не удалось, позиционный фронт в Польше, продержавшись менее 2 суток, рухнул, и к началу февраля русские танки оказались на Одере в 60 км. от Берлина. Красная армия внезапно стала угрожать стратегически важным немецким регионам.

Таким образом, в феврале 1945 года на Восточном фронте шли кровопролитные позиционные бои в Курляндии и превращённой в огромную крепость Восточной Пруссии. На Одере полыхала битва за Кюстринский плацдарм. 9-й армии Теодора Буссе так и не удастся сбросить в Одер гвардейцев Чуйкова.


Василий Чуйков

8-й гвардейской армии было не привыкать держать оборону с рекой за спиной. В 1942 году в Сталинграде в тылу протекала Волга, а в 1945 - Одер. В Померании Феликс Штайнер готовил большой контрудар (операция "Солнцестояние").


Феликс Штайнер

Конев и Петров прицеливались к Силезии, за оборону которой отвечал Хайнрици.


Иван Конев


Готхард Хайнрици

На юге (казалось бы, совершенно неважное направление) доживал последние дни последний германский союзник - Венгрия. Лучшие танковые дивизии СС из группы Балька безуспешно пытались прорваться к окружённому и уничтожаемому в Будапеште гарнизону...

Наши англо-американские союзники, приняв во внимание факт, что нацисты на поле боя оказались крепким орешком, сделали ставку на стратегические бомбардировщики. Планировалось массовыми бомбардировками вывести из строя промышленность и принудить Германию к капитуляции. В действительности оказалось, что заводы прекращали свою работу только тогда, когда туда ступала нога советского или американского пехотинца.



Как же так получилось? Почему союзническая стратегическая бомбардировочная авиация не справилась?

ПВО Рейха и воздушный флот "Рейх" круглосуточно обороняли объекты промышленного значения. Просто так сравнять с землёй танковый завод или разрушить плотину было проблематично. По пути к цели союзникам приходилось обороняться от непрерывных атак немецких истребителей, а также преодолевать несколько полос ПВО. Да и сама "цель" мешала точному бомбометанию, ощетиниваясь десятками стволов.

Поразмыслив над сложившейся ситуацией, союзники нашли своеобразное решение: бомбить слабо охраняемые жилмассивы немецких городов. (Да, да, у немцев хватало зениток только для обороны важных объектов).

О причинах такого решения поговорим ниже.

А пока голые факты.

13 - 15 февраля на Дрезден совершили налёт 800 американских и британских бомбардировщиков. Фугасные бомбы союзников "взрыхлили" городские постройки в средневековом историческом центре и спальных районах. После чего самолёты сбросили зажигательные бомбы. Многочисленные пожары превратились в огненный смерч. Существует теория, как правильно бомбить для формирования огненного смерча.


Коммунальные службы Дрездена не имели возможности похоронить сразу десятки тысяч трупов. Мертвецов сжигали прямо на улицах, чтобы воспрепятствовать распространению болезней.


Жители Дрездена ищут родственников и знакомых





Бомбоубежище не гарантирует спасения

Число жертв бомбардировки по горячим следам оценил доктор Геббельс. Министерство пропаганды озвучило цифру в 250 тыс. убитых гражданских. По оценкам современных исследователей, жертвами трагедии стали 25 тыс. человек. Но цифры всё равно впечатляют.

Нацистские пропагандисты называли бомбёжки мирного населения "террористическими бомбардировками". Англосаксонские пропагандисты - "гуманитарными бомбардировками".
В западной печати времён Холодной войны тема ковровых бомбардировок поднималась редко. Стоило исследователю заикнуться о недопустимости бомбёжек некомбатантов, как на человека тут же навешивался ярлык фашиста.

Исторически англоаксы (британцы и американцы) понимают войну "тотально". У них за плечами столетия колониальных войн, когда требовалось "гуманитарно зачистить" или поработить коренное население. Поэтому, стоит ли удивляться, что идея ковровых бомбардировок по жилым кварталам нашла полную поддержку в американских и британских штабах.

В западной историографии официально считается (и эта аргументация никогда не скрывалась), что бомбовыми ударами по жилым кварталам планировалось подорвать немецкий боевой дух и заставить народ отвернуться от Гитлера, а то и вовсе его свергнуть.

...«Мы выбомбим Германию — один город за другим. Мы будем бомбить вас все сильнее и сильнее, пока вы не перестанете вести войну. Это наша цель. Мы будем безжалостно ее преследовать. Город за городом: Любек, Росток, Кельн, Эмден, Бремен, Вильгельмсхафен, Дуйсбург, Гамбург — и этот список будет только пополняться»...


Артур "Бомбер" Харрис - идеолог ковровых бомбардировок

Торжество абсурдного мышления. Поведение немецкого народа программировалось министерством пропаганды доктора Геббельса. А на случай антинацистских выступлений существовала распределённая по всему Рейху учебная "Армия резерва". Даже недоученных рекрутов было бы вполне достаточно для подавления гражданского протеста. Таким образом, немецкие дети, старики и женщины никак не могли повлиять на политику нацистской Германии, поэтому "акции устрашения" не имели смысла.

Современные немецкие историки также считают "акции устрашения" абсолютно бессмысленными.

«Это принцип пытки: жертву пытают до тех пор, пока она не сделает то, чего от нее требуют. От немцев требовалось скинуть нацистов. То, что ожидаемый эффект не был достигнут и восстания не случилось, объяснялось лишь тем, что подобные операции раньше никогда не проводились. Никто не мог представить, что гражданское население выберет бомбежки. Просто, несмотря на чудовищные масштабы разрушений, вероятность умереть под бомбами вплоть до самого конца войны оставалась ниже, чем вероятность гибели от рук палача в случае, если гражданин проявлял недовольство режимом», — размышляет берлинский историк Йорг Фридрих.

Попутно отметим, само стремление союзников повлиять на немецкое руководство путём массовых убийств некомбатантов именуется террором. Получается, что ковровые бомбардировки мирных городов действительно носили террористический характер.

Важный нравственный вопрос. На совести нацистов множество преступлений против человечности. Эти преступления совершались несколькими процентами от всего населения Германии, но при полной моральной поддержке большинства. Условно геноцидом славян в СССР занимались 2 немца из 100. Остальные 98 просто хотели "жизненного пространства", освобождённого от "унтерменшей". Так вот, насколько далеко распространяется коллективная ответственность? Отвечает ли за нацистские преступления засыпанный в бомбоубежище грудничок? Должна ли умереть в огненном смерче пожилая немецкая пара, проголосовавшая за Гитлера? Настолько ли глубока их вина?


Бомбоубежище, наполненное трупами некомбатантов, обнаружили только в 1946 году


Жертвы бомбардировки Дрездена в разрушенном бомбоубежище

Протестанты-англосаксы отвечают на философский вопрос о "коллективной ответственности" однозначно, по возможности стараясь "вбомбить в каменный век" любого врага. Например, кассетными бомбами и напалмом американцы пытались "втолковать" вьетнамскому народу, что у них неправильный лидер.

Советские люди по-другому ответили на вопрос о коллективной ответственности.
Мегаполис Берлин брали штурмовые группы пехоты. Солдаты Красной армии жертовали своими жизнями, хотя окружённую и блокированную столицу Рейха проще было бы сравнять с землёй бомбами вместе со всем не успевшим сбежать населением.
В захваченном Берлине первый комендант города генерал Берзарин (к сожалению, вскоре трагически погибший) организовал раздачу еды берлинцам.


Николай Берзарин


Советские солдаты не дают берлинцам умереть с голоду

Закончить хочется цитатой товарища Сталина: "Гитлеры приходят и уходят. А немецкий народ остаётся". Советские люди нашли в себе духовные и нравственный силы и не ответили геноцидом на геноцид, не опустились - в отличие от англосаксов - до уровня противника, не стали соревноваться в количестве убитых женщин, детей и стариков.



Комментарии

Нет результатов.