Женщины в условиях кризиса. Является ли работа по-прежнему фактором независимости для женщин в Европе? Часть 3

Автор: Krystyna Hawrot (Кристина Гавро)     Дата: 2014-11-29     Категория: обзор



(Сообщение на Феминистской конференции "Женщины в условиях кризиса и по ту сторону кризиса" - Чтения 11 октября 2014)
Источинк

Внутренняя Европейская миграция "Болкештайна"

Непосредственно перед кризисом Европейский Союз создал внутреннюю форму массового переселения в рамках директивы о либерализации услуг, называемой «Директивой Болкештайна". В сочетании с директивой о размещении работников от 1996 г., этот европейский правовой акт привел к массовому перемещению в ЕС: в течение 10 лет 2 миллиона поляков эмигрировали на Британские острова и Ирландию; еще от 1 до 3 миллионов поляков, 2 миллиона болгар, 3 миллиона румын и в настоящее время еще неизвестное количество испанцев, португальцев, греков и других народностей, проживающих внутри стран, входящих в ЕС (выходцев из Северной Африки, египтян, пакистанцев, африканцев, украинцев и кавказцев...), перемещаются в качестве рабочей силы почти как военнопленные и продаются агентствами по продаже рабочей силы на условиях предоставления заработной платы и отчислений на социальное страхование той страны, откуда происходит агентство. Эти учреждения по продаже человеческого товара часто являются дочерними компаниями крупных групп, но их штабы размещаются в налоговых гаванях фискального рая и (или) без значительного социального законодательства - на Кипре, в Ирландии, Польше, Болгарии, странах Балтии ... Эти агентства продают рабочую силу на условиях стран с наименьшими социальными гарантиями - так, мы видели поляков, работающих с кипрскими контрактами во Франции, египтян с итальянскими контрактами во Франции, украинцев с португальской заработной платой во Франции; не будем забывать и о болгарских и румынских контрактах в Германии. Каждое новое сокращение рабочих мест в странах южной Европы и каждый новый план введения жёстких мер экономии вовлекают новые массы рабочих в эту переменчивую миграцию и бесконечный виток падения заработной платы. Так что, если поляки работают на Западе по контрактам Болкештайна за 800 евро, болгары и португальцы – за 600 евро, то украинцы за ту же работу получат 300 евро.



Лишь в некоторых секторах экономики, где нанимают рабочих, видят эту конкуренцию между обедневшими европейскими рабочими и рабочими, которые поступают из неевропейской части мира, часто без документов: в строительстве, на скотобойнях, в интенсивном сельском хозяйстве, в гостиничном и ресторанном бизнесе и в работе в качестве домашней прислуги. Помогать этим работникам и бороться с этими агентствами, которые представляют собой настоящую индустрию по торговле людьми, без поддержки влиятельных профсоюзов опасно. Мы с Константиной Куневой испытали это на себе в Греции во время кампании за права мигрантов из Восточной Европы в Греции: на Константину напали с купоросом, а против меня в течение 4 лет продолжались судебные преследования, сопровождавшиеся многочисленными нарушениями прав человека (арест и задержание без ордера, лишение доступа к делу, отказ в праве на защиту).

По мнению Ракель Варелы, историка Лиссабонского университета и специалиста по социальным конфликтам, Европейский Союз не следует более рассматривать как совокупность расположенных рядом стран, каждая из которых располагает обособленным рынком труда, имеющим свою субординацию, в который вливаются прибывающие мигранты. Необходимо проанализировать европейский рынок труда в качестве инструмента конкуренции масс работников, покинувших место своего проживания, которые перемещаются во всех направлениях из страны в страну.

Это перемещение работников осуществляется сетью агентств, поставляющих транснациональным корпорациям рабочие руки, чтобы тем не пришлось нанимать рабочую силу из западных стран, которая в таком случае довольствуется пособиями по безработице и привязана к своему городу и своей стране системой контроля за безработицей. Предприятия-субподрядчики транснациональных корпораций становятся конкурентоспособными благодаря этим порабощённым массам рабочих, которые, в свою очередь, конкурируют с афро-американскими, азиатскими и латиноамериканскими нелегальными мигрантами.

На парковках и на тротуарах, куда хозяева приходят набирать рабочих, поляки и румыны ссорятся из-за подённой работы на стройках, в поле и на небольших заводиках с выходцами из Западной Африки и молодыми уроженцами Магриба из последних волн миграции из Лампедузы. В 2000-е этот небольшой итальянский остров в Средиземном море превратился в своего рода перевалочный пункт для нелегальных иммигрантов из Африки, которые регулярно прибывают на Лампедузу в переполненных лодках и шлюпках в надежде переселиться в Италию и начать там новую жизнь.

Таким образом, необходимо представлять себе воздействие следующей волны иммиграции, которую повлечёт за собой Соглашение об ассоциации Украины с ЕС, уже подписанное в минувшем июне. Страна, охваченная войной и являющаяся несостоятельным должником, готова предоставить от 3 до 6 миллионов своих выходцев, которые устремятся на те же поля, строительные площадки и заводы Запада. Находящиеся в Польше компании по продаже рабочей силы уже потирают руки, потому что украинцы не имеют никакого представления о социальном законодательстве в странах Европейского Союза, а их языковых познаний явно недостаточно, чтобы разобраться в хитросплетениях рынка труда в Европе. Следовательно, они будут полностью зависеть от милости этих агентств, которые предложат им зарплату от 200 до 400 евро, на которую эти мигранты, увы, с радостью согласятся.



Тем временем профсоюзы, не проведя какого-либо геополитического анализа, не понимают извращенную стратегию хозяев предприятий и довольствуются лишь конкретными действиями в национальных рамках, к тому же несогласованными. Европейские левые странным образом лишаются дара речи, как только речь заходит о миграции Болкештайна, как будто вынужденная миграция миллионов людей является непременным фактором эмансипации и не представляет никакой опасности для и без того непрочного положения трудящихся Европы. Начиная с 2006 года европейские левые совершенно не занимаются политическим анализом этих проблем и не имеют никаких общих предложений. Профсоюзы в некоторых странах (Греция, Испания) своим бездействием способствуют сохранению положения вещей. Во Франции только мизерное меньшинство синдикалистов занимается этими вопросами. Более того, на проведение этой деятельности у них нет никаких средств, как будто организовать рабочих-мигрантов, которых агентства взяли на работу только потому, что они не говорят по-французски, можно, опираясь на нескольких волонтёров. В Германии профсоюз IGBau организовал постоянную структуру для поддержки работников из восточной Европы, Европейская ассоциация трудящихся-мигрантов располагает офисами в Мюнхене и Варшаве, но эта структура слишком мала, чтобы решать проблемы, связанные с перемещениями миллионов людей. Только скандинавские страны – Швеция, Норвегия (не является членом ЕС) и Дания лучше контролируют свои рынки труда, потому что профсоюзы напрямую управляют членскими взносами, перечисленными работодателями, и таким образом членство в профсоюзе каждого работника является обязательным. Это позволяет избежать таких ненормальных явлений, как мафиозная практика агентств, которую можно наблюдать во Франции, Италии, Греции и Испании.

Последняя угроза исходит от войны. В пароксизме неудержимого «бегства вперед» ЕС с закрытыми глазами устремляется к конфликту, разжигаемому США против России, как будто от этого зависит спасение его собственной экономической системы. Европейская олигархия, равно как и брюссельская бюрократия, не спрашивает у народов Европы их мнение по вопросам, касающимся их же будущего: предпочитают ли они полагаться на США в вопросах, от которых зависит их судьба, подписав соглашение о трансатлантической зоне свободной торговле [A Transatlantic Free Trade Area – TAFTA], или же лучше изучить предложение правительства России о сотрудничестве в Евразийском союзе? Будущее таит в себе опасность для Европы, а ещё более – для стран Восточной Европы, расчлененной и маргинализированной в политическом, экономическом и культурном отношениях.
В то время как ситуация кажется безнадёжной, у нас нет другого выхода, кроме как неустанно бороться против капитализма всеми возможными способами.



Комментарии

Нет результатов.