Ги Меттан и его книга

Автор: перепечатка     Дата: 2015-04-21     Категория: рецензия



Guy Mettan: les lobbys russophobes n’ont pas intérêt à une entente.
«Ив Женье Yves Genier Mis en ligne le ОПУБЛ.09.04.2015 à 05:55

Интервью. Нынешние напряженные отношения между Западом и Россией из-за Украины, похоже, имеют свои корни в очень старой почве недоверия и фантазий, переносимых Западом на Россию.

А если Украина была лишь поводом? Для женевского журналиста и политика Ги Меттана это больше, чем тезис, это определенность: напряженность в отношениях между Россией и Западом, порождённая аннексией Крыма и конфликтом на Донбассе, вызвана гораздо более глубокими причинами, чем соблюдение международного права, как это утверждают Европа и Соединенные Штаты.

Эти противоречия уходят своими корнями в века русофобии, которая питает мощную западную пропагандистскую машину, обслуживающую весьма конкретные геополитические и экономические интересы.

В книге «Россия-Запад, тысячелетняя война», 480-страничном эссе, публикация которого запланирована в этом месяце, Ги Меттан выступает против того, что он считает весьма лукавым взглядом на вещи. И стремится доказать свою правду.
Что есть русофобия?

Этот термин охватывает извечное недоверие Запада по отношению к России на основе клише и искаженных представлений, если не мистификаций русского мира. Русофобия появилась с Карлом Великим, который построил свою империю в противовес Византии, и с религиозным расколом, который был скроен Западом, чтобы обеспечить верховенство папы римского над Восточными Церквями.

Антиправославные предрассудки были источником современной русофобии, начиная с восемнадцатого века, когда гонка за мировое господство, порожденная французским и английским, а затем немецким и американским колониализмами, столкнулась с подъемом могущества России.

Вы различаете французскую, английскую, немецкую и американскую русофобоии. Чем они отличаются?
Все эти формы "национальных" русофобий связаны с империализмом и конкурентной борьбой европейских государств за господство над заморскими территориями. Французская русофобия началась с фабрикации фальшивого завещания Петра Великого при Людовике XV, документа, где был состряпан миф об экспансионистской России.

Как только победа над Наполеоном была одержана, ангичане повернулись против своего русского союзника, потому что хотели запретить ему доступ в Средиземноморье и Центральную Азию, которые они считали своими.

Немцы искали на Востоке жизненное пространство, которого они не могли получить за морем и затем внесли свой вклад в мнемонический остракизм, который имеет целью стереть память о роли России в победе над фашизмом и который мы можем видеть в действии практически повсюду на Западе в связи с бойкотом церемоний 70-й годовщины окончания Второй мировой войны, запланированных на 9 мая с.г. в Москве.

Что касается американцев, то они подхватили эти аргументы, облачив их в речи о свободе и демократии, которая направлена не на освобождение людей от угнетения, а на легитимизацию проникновения их бизнеса и неокапиталистических ценностей. Иначе бы они не стали поддерживать Саудовскую Аравию!

Так значит напряженность между Россией и Западом разжигается русофобами?

Да. После спада в 2001 году, на следующий день после 11 сентября, она вновь набрала силу, когда Россия отказалась присоединиться к вторжению в Ирак Соединенных Штатов в 2003 году. С кризисом на Украине она явно получила свободу рук, чтобы говорить о том, например, что Украина была захвачена русскими, что является ложью.

Возвращение Крыма в Россию было следствием насильственного переворота на Майдане в феврале 2014 г., в результате которого был свергнут законный президент Янукович и законодательно запрещен русский язык. Русофобы пытаются забыть эту первый эпизод, чтобы начать кризис с референдума о независимости Крыма несколькими неделями позднее.

Вы осуждаете Запад за то, что он отвернулся от Солженицына после его возвращения в Россию. Разве он не стал панрусистом в то время?

Солженицын всегда бескомпромиссно любил Россию. Это патриот, который сначала боролся против коммунистического тоталитаризма, а затем, после 1991 года, против произвола олигархов и неолибералов, которые продавали свою страну с молотка.

Тезис о панрусизме является одним из аргументов, выдвигаемых русофобами, чтобы оправдать вторжения Запада в Россию. Так было в 1812 г. с Наполеоном, в 1914 г. с немцами, в 1941 году с нацистами и в 90-е годы с Европейским союзом и НАТО, которые захватили бывшую Югославию, Восточную Европу и балтийские страны, а затем попытались аннексировать Грузию в 2008 г. и Украину в 2014 г.

Кто такие "Путин-ферштееры", которые относятся с пониманием к политике Владимира Путина?
Так в Германии называют людей, которые, как бывший канцлер Шрёдер или главный редактор «Хандельсблатт» (Handelsblatt) Габор Штайнгарт, попытались провести основательную дискуссию о России и высказали мнение, что было бы лучше понять поведение России, прежде чем судить о нем. Ненавидеть Путина – не есть политика, как сказал Генри Киссинджер.

В устах русофобов эта фраза звучит как оскорбление и используется для дискредитации собеседника, выдавая его за друга Путина. В Германии, Франции, Великобритании и Соединенных Штатах Америки репутация "Путин-ферштеера" априори лишает вас доступа к дискуссионным страницам ведущих средств массовой информации и наиболее рейтинговым телепередачам.
Известный американский советолог Стивен Ф. Коэн очень ясно описал это явление в Соединенных Штатах и выразил свою обеспокоенность тем, что теперь там свободы выражения мнений меньше, чем в худшие моменты холодной войны...

Есть ли в Швейцарии сети, поддерживающие Путина и его действия?

Мне таковые не ведомы. Есть российские интересы, как есть французские или американские интересы. Как президент Швейцарско-Российской Торгово-промышленной палаты, я выступаю за расширение торговли. Но мы не получаем никакого финансирования. Есть дружба, культурные связи.
И чувство несправедливости. Я возмущен отношением западных средства массовой информации к России. Если я берусь за дело, то для того, чтобы соответствовать своим убеждениям. Я не защищаю Путина. Мне за это не платят. Тем не менее, я думаю, что русофобские сети очень хорошо организованы и структурированы.

Кто их представляет?

Это, в первую очередь, военные (стремящиеся продавать вооружения) и круги, близкие к НАТО. Затем нефтяные магнаты, разочарованные тем, что не сумели завладеть российской нефтью в 2003 году. Наконец, страны Прибалтики и Польша, очень активные в Соединенных Штатах, стараются систематически выступать против России.

У них сохранилась память о пятидесяти годах советской оккупации и сильный антикоммунизм. Эти русофобские лобби очень активны в Вашингтоне и Брюсселе. На каждую американскую попытку сближения с Россией они поднимают голос, потому что никак не заинтересованы в урегулировании.
Разве критика близкого к Владимиру Путину окружения – это русофобия?

Разумеется, можно критиковать высокопоставленных чиновников независимо от их страны. Но если критика становится систематической и если она никогда не сбалансирована альтернативной точкой зрения, то устанавливается русофобия. К сожалению, именно к ней прибегают ведущие западные средства массовой информации, делающие из неё систему.

Однако, что же мы видим? Уровень жизни в России за последнее десятилетие вырос. Демократия расширяется, равно как и качество правосудия. Конечно, до совершенства еще далеко. Но почему всегда указывают на недостаточное совершенство в России, а не у таких союзников Запада, как Саудовская Аравия, где демократия отсутствует, а суд скор на расправу?

Россия страдает от масштабной коррупции, в частности, разоблачаемой Transparency International. Подчеркивание этого факта – это тоже русофобия?

Но кто финансирует Transparency International? Каковы критерии классификации? НПО, они тоже имеют свои задачи, продиктованные в частности, теми, кто их поддерживает финансово, в том числе частными лицами и фондами. Таким образом, они также служат антироссийским лоббистам.
Авторов, в частности, американских, которые осуждают русофобию, отсекают от кредитов и лишают доступа к ведущим средствам массовой информации, как это показал Стивен Коэн. Однако, если бы я писал тексты, осуждающие Путина, то имел бы все необходимые средства. Но я думаю, что такой способ влияния на контент путем финансирования – это сродни манипуляции.

Однако недостатки правящей российской команды хорошо задокументированы. Последний пример – работа г-жи американского профессора Карен Давиш, "Клептократия Путина". Разве это не так?
Эта книга из области пропаганды, как и сотни других книг на эту тему. Конечно, в них описывается определенная реальность. Но, как и всякая пропаганда, они затеняют самое важное. Почему нет почти никаких книг о коррупции в Японии, гораздо, впрочем, более серьезной, чем та, что отмечается в России?

Точно так же Владимира Путина, не колеблясь, называют самодержцем. Но почему не осуждают диктатуру нефтяных монархий, которые приговаривают гомосексуалистов к смерти? Книга Карен Давиш смахивает на заказную работу, предназначенную для оправдания санкций.

Я показываю, как анти-Путинские клише – Путин-клептократ, Путин – шпион КГБ, Путин-коррупционер, Путин-Сталин, Путин-Гитлер, Путин-самодержец, Путин, ностальгирующий по империи, – изрекаются, чтобы дискредитировать Россию перед западным общественным мнением и служат легитимизации экспансии Запада на российскую периферию».



Комментарии

Нет результатов.