Впечатления об осаждённом Донбассе

Автор: перепечатка     Дата: 2015-09-27     Категория: обзор



Опубликовано на французском языке:
Les Temps Modernes - №683 - April – July 2015 – l. 256 - 274
Эмманюэль Шрайбер

Начало обзора
Вторая часть обзора

ПОВСЕДНЕВНАЯ ЖИЗНЬ

Яна Ткаченко – журналистка. Она долго работала в местных газетах, но этой прессы на самом деле больше нет, есть только газеты, которые публикуют официальные новости, новости с фронта и восхваляют Народную республику. Сейчас она работает главным образом для интернет-обозрения», которое читают во всей Украине. Она, таким образом, разрывается между сочувствием к Донбассу, поддержкой Народной республики («ДНР»), с одной стороны, и симпатией к Украине, с другой. Мы встречаемся в кафе на бульваре Пушкина, который гораздо оживлённее, чем в августе прошлого года. Какой ей видится жизнь в Донецке после Минска-1 и Минска-2? «Прекращение огня в соответствии с Минском-1 на самом деле никогда не соблюдалось, обе стороны обвиняли друг друга в нарушениях режима прекращения огня и продолжали стрелять. То, что пришлось испытать две или три недели назад [между серединой января и серединой февраля] было совершенно ужасно, крайне необходимо, чтобы этот ужас как можно быстрее закончился. Уже неделю, после Минска-2, стало гораздо спокойнее, ситуация улучшается. Но жизнь очень трудная, самое сложное – это деньги, у людей больше нет наличных денег, банкоматы уже давно не работают, пенсионерам не удаётся получить пенсии. В магазинах всё меньше и меньше товаров, можно найти всего понемногу, продукты первой необходимости, но выбор невелик, да и все товары в ограниченном количестве. Украина ввела пропускную систему и не пускает людей, у которых нет этого пропуска. Пропусков нет и у водителей грузовиков, и их останавливают у демаркационной линии, из-за чего доставка продовольствия происходит с опозданием. Это как блокада.

С другой стороны, десять дней назад возобновились занятия в школе, в городе гораздо больше людей, чем в августе, сегодня население оценивается в 700 000 или 750000 человек [это для города с миллионным населением до войны]. Работает общественный транспорт, кроме маршрутов в направлении аэропорта и вокзала. С вокзала не отправляются никакие поезда, чтобы сесть на поезд, нужно ехать в Мариуполь или Краматорск. Есть автобусы, которые едут во всех направлениях, но чтобы поехать в украинскую часть Донбасса, нужен пропуск. Конечно, можно всё урегулировать с помощью денег, можно получить пропуск, дав взятку милиции на контрольном пункте, но всё это стоит дорого».

– «Ну а потом, каковы перспективы?»
– «Потом нет никаких перспектив, на данный момент, это очень сложно, непонятно, война идёт или нет, мы независимы или нет, какая власть является законной – украинская или ДНР, это замороженный конфликт, но так не может длиться дольше двух-трёх месяцев, потом будет либо восстание, либо возобновление войны».

– «Украина хочет получить оружие, как Вы думаете?»
– «Да, Украина требует оружия, это не может не подлить масла в огонь. Кроме того, все констатируют, что прекращение огня используется каждой стороной лишь для того, чтобы перегруппироваться, собрать силы. На самом деле никто не хочет отступать».

– «А чего хотите лично Вы?»
– «Как и большинство людей здесь, я хочу, чтобы проблема была решена путём переговоров, как я уже говорила в августе, но, к сожалению, время переговоров уже прошло, их надо было начинать в апреле прошлого года. Сегодня с обеих сторон люди вооружены, они больше не хотят переговоров, они больше не хотят разоружаться, оружие обеспечивает им власть, а терять её они не хотят».

– «Есть ли риск югославского сценария?»
– «Не знаю, во время войны в Югославии я была совсем молодой и не слишком [внимательно] следила за этими событиями. Донбасс – это не Югославия, это и не Приднестровье и не Чечня, это нечто особенное, специфическое. Нельзя исключать вариант, когда соглашение будет достигнуто с помощью денег,».

– «Жители Донбасс за Украину или за Россию?»
– «Это Вам никто не скажет. В целом все, без исключения, скажут Вам, что они за ДНР, все убеждены, что их обстреливает только украинская армия, но я думаю, что стреляют с двух сторон. Все Вам также скажут, что они за мир, что не имеет большого значения, кто победит, а вот что действительно важно, так это мир».

– «Чем Донбасс отличается от других регионов?»
– «Донбасс отличается от других регионов, прежде всего, тем, что здесь есть тяжёлая промышленность: металлургия и шахты. Это глобальные отрасли национального, а не регионального, масштаба. Мы не можем продавать свой металл и уголь в регионе, нам нужно найти рынки сбыта. Однако, кто будет покупать их в ДНР, в условиях блокады со стороны Украины? Нам нужно найти покупателей, иначе придётся всё остановить. Шахты уже работают лишь на 50% своей мощности. Единственные страны, признавшие нас, – это Южная Осетия и Абхазия, но разве мы будем торговать с ними? Далее, Донбасс отличается от других регионов значительным числом пенсионеров. Нужно понимать, что эти люди уходят на пенсию гораздо раньше, чем в других местах, например, в шахтах – в пятьдесят лет и что их пенсия выше средней по стране. Если пенсии не выплачиваются, это вызывает серьёзные проблемы. ДНР объявила, что всем будут выплачивать одинаковую пенсию, предположим, 1800 гривен, в то время как некоторые люди получали 3500. Но в действительности им выплачивают только лишь социальное пособие, равное 1000 гривен, что по сегодняшнему курсу, с учётом падения гривны, является эквивалентом 33 долларов. Все эти факторы приводят к тому, что ситуация взрывоопасная. ДНР пока не в состоянии обеспечить своих граждан и заменить Украину там, где её больше нет».3

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ

Я сумел встретиться с политическим деятелем Борисом Б., который исполнял в прошлом августе функции "заместителя министра иностранных дел", но который сегодня не занимает официальной должности. Он входил в команду Павла Губарева, первого "народного губернатора" Донецкой области, в начале событий, позже отстраненного от власти. Б. показал мне законы, принятые парламентом ("Верховным Советом") Республики, где упоминается среди прочего, что ДНР не признаёт границ, появившихся в результате распада СССР в 1991 году, то есть того факта, что Донбасс составляет часть Украины. Отсюда до требования объединения с Россией, разумеется, один шаг.

Я спрашивал Бориса Б. о соглашениях Минск-2, которые только что были подписаны 15 февраля. "В основном, Минск-2 мало чем отличается от Минска-1, подписанного 5 сентября. Проблема в том, что эти соглашения устанавливают политические цели, которые недостижимы. У соглашения Минск-1 были бы, вероятно, шансы быть реализованным, если оно было согласовано и подписано в апреле 2014 года, перед началом так называемой "антитеррористической" операции украинской армии на Донбассе. Но теперь, после военных преступлений, совершенных здесь армией, после бомбардировок мирных жителей, Киев потерял какое бы то ни было право на Донбасс.



В настоящее время мы с адвокатами собираем досье, чтобы перед международным трибуналом предъявить обвинения тем, кто несет ответственность за военные преступления. Нужно, чтобы АТО (так называется на Украине антитеррористическая операция) ответила за свои преступления. Но это займет много времени. Русские также должны ответить за преступления, если они их совершили."

–"Вы считаете, значит, что имеются русские силы среди бойцов Донбасса?"
–"Все бойцы Донбасса считают себя русскими, это не имеет особого значения. Есть среди них и россияне, но это не российская армия. Если действия нашей армии приводят к гибели гражданского населения, наши бойцы должны знать, что они будут отвечать перед трибуналом. Однако главная ответственность ложится на Турчинова, который начал антиконституционным образом войну в 2014 г., а также на Порошенко и Авакове."

–"Как вы оцениваете военное положение после Минска-2?
–"Замороженный конфликт. Я полагаю, будет два года горячей войны и двадцать лет мелких столкновений."

–"Будет ли новое наступление вооруженных сил Донбасса, чтобы отобрать Мариуполь, например?"
–"С взятием аэропорта и Дебальцево бойцы Донбасса сумели создать более или менее стабильную линию фронта. Самое важное сейчас - сдержать карательные силы вокруг городов и воспрепятствовать бомбардировкам мирного населения Донецка, Горловки, Луганска. Чтобы спокойно жить, Донецкая и Луганская республики должны суметь отодвинуть еще линию фронта, чтобы не подвергаться постоянно опасности бомбардировок. Но, к сожалению, соглашения Минск-2 позволяют киевским силам перегруппироваться и реорганизоваться после их поражений и потерь, которые исчисляются не сотнями, а тысячами. И если война будет продолжаться, то это приведет к гибели не тысяч, но десятков тысяч людей с обеих сторон. В апреле 2014г. можно было урегулировать конфликт, ограничившись несколькими десятками смертей. Сегодня, увы, слишком поздно."

–"Так вы не оптимист?"
–"Я не разделяю оптимизма тех, кто верит в скорую победу. Будет много погибших. Но Донбасс никогда не станет на колени. На территориях Донбасса, оккупированных украинской армией, жители, когда они видят машину из Киева или военную машину, делают неприличный жест, чтобы показать, что они думают о них. Они в самом деле нас ждут, ждут, что мы освободим их от этой солдатни."

Через неделю или две после этого разговора я о нем вспомнил, увидев картины Константиновки (города в части Донбасса, отвоеванной Киевом в июле 2014 г. и все еще находящейся под его контролем), где восьмилетняя девочка и ее тетя были раздавлены танком украинской армии, ехавшем на большой скорости и ведомым пьяным водителем, не обращавшим внимания на светофор; в результате этого возникли волнения, жители сожгли общежитие украинской армии, рассматриваемой там как "оккупационная армия".

3 При подготовке к публикации этой статьи на русском языке мои донецкие собеседники сообщили, что сейчас пенсии выплачиваются в зависимости от размера украинской пенсии

Продолжение

Видео: Виктор Воропаев исполняет свои песни





Комментарии

Нет результатов.